tatar.uz сайт на стадии разработки

1963-08-22

1963 Фоат Рафиков в Бухаре и Фарабе

Воспоминания Фоата Рафикова для меня особенно дороги в части жизни в Усть-Кудече, где родился и вырос мой отец, чьи воспоминания перекликаются и дополняются воспоминаниями Фоат-абы..

Фоат-абы родственник Софьи Мидхатовны Бикуловой, нашей активной участницы Исторического клуба. А Бикуловы связаны родственными узами с моими предками по отцу (деревня Задур рядом с деревней Дуан, откуда родом мой дед Залалдин Камалов и Шаймурза с Новыми Тинчалями, откуда родом моя бабушка Шамсенур)

из «Страницы воспоминаний» Фоата Рафикова
Ссылка на 1 часть в Усть-Кудече (.doc)

стр.18-19

. ..
Это повествование было бы не полным, если бы я не рассказал об огромном повороте в моей личной жизни, который случился в этот период.

В 1963 году я поехал в отпуск в Среднюю Азию, а конкретнее в Бухару к своим родственникам. Там жила семья старшего брата моей матери Кадыр абы, который скончался в Сибири, а вывез их старший сын Мидхат, вернувшись с фронта после войны. Кроме Мидхата в Средней Азии жили его братья Жават и Рашат с матерью Нафиса апа.

Как выяснилось позднее, помог выезду этой семьи из Кудечи Вэли абы Биккулов, который жил в то время в Бухаре.

Бухара 1963 года своей экзотикой меня покорила также как и сама Средняя Азия, так как я здесь был впервые. Был конец июня, стояла невыносимая жара, но было интересно наблюдать колорит сказочного Востока в натуральном виде, также как и восхищаться ее архитектурой. Я был очень доволен и благодарен за гостеприимство.

С Рашатом Биккуловым мы быстро нашли общий язык, т.к. знали друг друга с детства по Кудече. Я у них часто бывал, иногда даже оставался на ночь. Рашат – это мой двоюродный брат по матери, как вы уже, надеюсь, поняли. В то время он был еще холост и жил с матерью Нафиса апа.

В какой-то момент посещения исторических мест Бухары и нашего бурного общения Рашат предложил мне съездить в гости к родственникам в город Чарджоу в Туркмении. Как говорится, предложение было с благодарностью принято и мы поехали, тем более что расстояние между Бухарой и Чарджоу измерялось в то время двумя или тремя часами поездом или самолетом местных авиалиний.

Воспользовались самолетом. Остановились мы у Нажиба апа — сестры его матери.
Очень энергичная женщина, как мне показалось, была рада нашему приезду, организовала у себя дома званый вечер-встречу, куда были приглашены все родственники Рашата из молодежной среды.

Я обратил внимание на моих лет стройное женское создание в темном и, как мне показалось, со строгим выражением красивого смуглого лица, широко открытыми глазами, зачесанными назад темными волосами, которая помогала хозяйке организовать стол.

Весь вечер я ловил себя на том, что не могу отвести от нее взгляда в попытке разгадать еще одну сказку загадочного Востока, которую мне вдруг посчастливилось увидеть в песках Средней Азии и представить ее своей избранницей.

Естественно, мы, холостые парни после теплого застолья были в ударе, много шутили и смеялись и я, видимо, был достаточно настойчив, что, провожая, осмелился взять ее «под ручку» и уже не отпускал ее далеко от себя все три дня, которые мы были в гостях в Чарджоу и Фарабе, где жили ее родители и младшие братья с сестрами.

Как вы, надеюсь, поняли, что это была Надиря Хамзина — двоюродная сестра Рашата по матери. Гуляния и сидение на скамейке в городском саду до утра, экскурсии по городу и купание в Аму-Дарье, знакомство с ее родителями и членами семьи, посещение городской поликлиники, где она работала врачом не оставляли сомнения, что это надолго, если не навсегда.

В гостях долго не гостят, подошло время уезжать и мы договорились, что должны обязательно встретиться в Миассе, она обещала приехать, тем более, что у нее до этого уже были планы переезда в Россию.

После возвращения поездом в Бухару мне захотелось побывать в Андижане, а заодно посмотреть и Самарканд.

Все состоялось наилучшим образом, т.к. в Андижане жил со своей семьей брат Рашата — Жават абы. Очень живой и веселый человек, каким я его и представлял, встретил нас очень радушно, сопровождал по достопримечательностям своего города, вплоть до организации поездки на так называемое «Комсомольское озеро».
В общем мы были желанными гостями.

К сожалению, впоследствии взрыв бытового газа унес все жизни этой семьи, за исключением одной дочери, которая училась в это время в Казани.

Самарканд — одна из колыбелей цивилизации Востока. Голубые купола, Регистан, Мавзолеи — оставляют неизгладимое впечатление. После возвращения самолетом ИЛ-18 в Миасс из Самарканда, как и следовало ожидать, началась бурная переписка с Надирей, в результате чего в конце августа 1963 года я встречал ее в аэропорту г. Челябинска.

Жила она в гостинице «Ильмень» в Миассе, откуда начинались наши экскурсии уже по достопримечательным местам моего города и Южного Урала.

Начинался учебный год на последнем курсе в институте, впереди был дипломный проект, голова шла кругом от изобилия событий и в один из светлых дней на озере Тургояк я сделал ей предложение быть моей женой и до конца жизни быть вместе.
После объяснений о серьезности принимаемого нами решения, поскольку мы были уже в том возрасте, когда хорошо представляются последствия неверного шага, я познакомил ее с моими родителями, которые благословили нас.
..

 


см.также:
«1945 стихи Анисы»
«1930 стихи Анисы и Нафисы»

опубл.2020-08-22

Комментариев нет »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Leave a comment

Powered by WordPress